?

Log in

(no subject)

Aug. 7th, 2013 | 01:20 am

часть двадцать четвертая

destroy yourself if you love me, we're nothing together un-cut

оказывается, при наличии небольшого количества воображения и крайней склонности к драматизации всего и вся обычная однокомнатная квартира-студия легко превращается в причудливую шахматную доску с совершенно нелогичным чередованием черных и белых клеток.

последние полчаса алиса чувствовала себя несчастной пешкой, убегающего от странной, доселе не существующей в природе шахматной фигуры, которой позволено ходить на абсолютно любую клетку доски, абсолютно любым движением, абсолютно любое количество раз подряд. сценаристы в очередной раз поставили ей подножку -- как минимум радикально переписали правила стандартной игры в шахматы, разрешив владу все, а алисе в свою очередь -- не дозволив ничего. сценаристы, как всегда, курили в коридоре, вдыхали горький дым глубоко в легкие и удовлетворенно наблюдали за дерганными перемещениями алисы. больше всех, конечно же, радовался режиссер, потирая руки и предвкушая, как зашкалят рейтинги подобных кадров среди обожающей драмы публики.

влад семь раз попросил воды (плохо!) и четыре раза зеленый чай без сахара (черт, как же плохо!). влад три раза попытался положить голову на колени алисе (все кружится перед глазами), один раз обнять ее за ноги (это даже не вертолеты), два раза облокотиться на ее плечо (я сейчас упаду), четыре раза взять ее руку и приложить к своему лбу (у тебя хорошая энергетика).

целенаправленно и настойчиво стремясь к тому, чтобы дистанция между ней и владом не сокращалась менее, нежели до ста пятидесяти сантиметров, а еще лучше -- ста семидесяти-ста восьмидесяти, за семнадцать минут алиса успела трижды посидеть на кровати, четырежды -- на подоконнике, восемь раз прогуляться от холодильника до стола и дважды сделать вид, словно ее крайне интересует порядок, в котором расставлены все книги на ее книжной полке (как будто бы она не знала это расположение наизусть!). в какой-то момент алиса всерьез задумалась над тем: а что если взобраться на люстру и уже там дожидаться, пока влад наконец-то не свалит с ее законных квадратных метров?

наконец влад был изгнан, алиса закрылась в ванной комнате с макбуком (утоплю -- так и будет), нанесла на волосы какую-то маску с экстрактом масла арганы и самым честным способом попыталась хотя бы на семь-восемь процентов посвятить себя работе. получалось весьма сомнительно. потратив на редактирование пресс-релиза более часа в то время, как в адекватном состоянии на это было достаточно пятнадцати минут, алиса разозлилась, закрыла все вордовские файлы и включила modern family.

на экране кэмэрон и митчелл ссорились из-за того, что кто-то из них забыл в кустах коляску с удочеренной вьетнамской малышкой, глория демонстрировала публике глубину своего декольте, а мэнни снова кадрил каких-то длинноногих девушек, которые были в два раза выше и в три раза старше. алиса почувствовала себя почти что умиротворенно.

ближайшие несколько дней прошли примерно в таком же состоянии. алиса казалась себе более занудной, правильной и педантичной, нежели все ее бывшие одноклассницы вместе взятые. свободное от встреч и слагания буков в слова время алиса провела за крайне несвойственными себе развлечениями. она фактически наизусть выучила инструкцию к стиральной машине и, кажется, даже искренне поняла, какой режим стирки в каком случае следует использовать. кроме того, алиса испекла яблочный пирог с корицей, не испортив ничего из посуды. еще они с ланой два с половиной часа провели в прогулках на подоле, фотографируя на instagram самые чудные граффити, а вместо вина распивая воду без газа.

алиса съездила в гости к немногим из своих приличных друзей -- николя и жене. именно эти мальчики в свое время, сами того не желая, избавили алису от ее категорического неприятия готовки еды, как рода деятельности современной прогрессивной леди.

с плитой, духовкой, сковородками и кастрюлями алиса ладила весьма сомнительно. в принципе, это ее не особо смущало, а на каждое заявление в духе того, что уважающая себя девушка должна уметь готовить, алиса отвечала, что в этой жизни никому ничего не должна, разве что кредит одному известному отечественному банку. в этом мире существовали многочисленные суши-бары и пиццерии, отдел кулинарии в супермаркете, в конце концов, поэтому алиса искренне не понимала, как можно часами простаивать у плиты, когда это время можно посвятить куда более интересным вещам.

мнение пацанов по поводу воистину шекспировского вопроса "готовить или же ходить в магазин за готовым" было радикально противоположным, посему дома наблюдалось море кулинарных гаджетов -- хлебопечка, около десятка разных сковородок, кастрюли, деко, противни, тарелки, вилки, лопатка для блинов в виде смайла. именно последняя настолько умилила алису, что та решительно захотела устроиться у плиты.

-- отойди! отдай! я -- женщина, мое место на кухне, мое призвание готовить! -- кричала алиса, отбирая у жени фартук и вышеупомянутую лопатку. -- ну, я сама хочу испечь эти блины, ну, пожалуйста!

женя, который ни от единой знакомой женщины никогда не слышал подобных монологов и подобных аргументов, с перепугу сдал позиции фактически без боя. алиса гордо устроилась у плиты, спрятала под фартук серую майку marc jacobs, стянула волосы в хвост красной лентой, разбила яйцо, высыпала на себя муку и чуть ли не расплакалась, уронив первый кривой и подгоревший блинчик прямо себе на оранжевые носки из h&m (в том, что ей было более жалко -- первый кулинарный шедевр или носки -- алиса не определилась даже сама перед собой).

через полчаса всегда аккуратная кухня была похожа на поле после куликовской битвы. или эндибар наутро после all inclusive night. или квартиру родителей алисы после вечеринок в эпоху ее панковской молодости, когда знать более тридцати процентов гостей, заглянувших на огонек, считалось дурным тоном. зато алиса начала весьма ловко справляться со своими задачами и даже пыталась одновременно печь блины и резать грибы для начинки.

-- пацаны, идите сюда! -- кричала она хозяевам квартиры, которые спрятались в комнате с бутылкой вина -- очевидно, чтобы не видеть, во что превращается их всегда чистое жилище. -- я не понимаю, почему тесто перестало равномерно растекаться по сковородке. это значит, что муки мало? или наоборот много? что добавить? что делать? эй! не смейте мне помогать! ану не подходите к плите! стоять на месте! на словах рассказывайте все! -- для убедительности алиса начала размахивать лопаткой.

наблюдая, как четверо красивых парней (пацаны еще позвали в гости соседей) поедают и расхваливают результат ее кулинарных усилий, алиса ловила чуть ли не больший кайф, нежели когда ее первый раз узнали на улице читатели молодежного журнала, в котором она тогда работала. в конце концов, чем приготовление еды -- не творчество? творчество -- еще и какое. одно дело -- каждый день торчать у плиты, варя борщи, жаря котлеты, запекая курицу, а уж особенно закручивая в банку овощи и варенья (этот процесс был для алисы максимально непонятен), второе дело -- готовить для красивых мужчин. поэтому алиса пообещала себе, что будет заниматься подобным хотя бы раз в месяц.

в этот раз ребята решили приготовить пасту со шпинатом и салат с пармезаном и "кучей травы", как окрестила салатную смесь алиса. пока та натирала пармезан и старательно пыталась разрезать помидоры черри на ровные и красивые половинки, николя начал наливать по стаканам бехеровку.

-- не-е-е-е-ет! -- возопила алиса. -- я в завязке! мне максимум -- бокал белого вина. и то, добавьте туда побольше льда!

-- что-о-о-о, алиса отказывается от бехеровки?! -- в один голос удивились мальчики. -- а замуж ты там часом не собралась? а то уж подумаем, что армагеддон крайне близок!

но не зря ведь говорится: темнее всего перед рассветом. правда, относительно стандартных человеческих ценностей в этом случае, видимо, все же стоило бы перефразировать: светлее всего перед затмением. и ведь правда, судный день, а точнее -- день рождения марка грянул.

сюда | поставить диагноз {1 уже} | Share

one night and one more time, thanks for the memories

Jun. 7th, 2013 | 05:23 pm

алиса сидела на кровати с ноутбуком в руках и с полотенцем на голове. эта неделя была без преувеличения сумасшедшей. такого количества печатных текстов на единицу времени алиса не сдавала, наверное, с тех времен, когда она в преддверии поезди в монтенегро набрала миллион фрилансов и, как минимум, восемнадцать часов в сутки посвящала работе. алисе казалось, что даже зубы чистить она ходит с ноутбуком. телефон разрывался от звонков, девяносто пять процентов которых алиса игнорировала. ей совсем не хотелось сплетничать с друзьями, обсуждать чьих-то новых парней или новые платья. но когда на экране высветился номер редактора музыкального еженедельника other side, алиса не могла не взять трубку. с костей они прошли огонь, воду, медные трубы, плацкартные вагоны, портвейн и коньяк под дверью ялтинского суда.

-- малая! спасай! кроме тебя никто не выручит! -- костя никогда не разменивался на ненужные "привет! как ты?" и всегда переходил сразу к делу. -- тут вечером концыч bitter sweet в abc пабе, а некому сходить! надо взять интервью! ничего сложного, бла-бла-бла, расскажите про ваш новый альбом, какие ваши творческие планы, на какие западные музыкальные группы вы равняетесь и все в таком духе. оплачу в двойном тарифе, я уже договорился с их менеджером, подъедешь между саундчеком и самим концертом, котик, выручаааааааай!

косте алиса не могла отказать. хотя бы потому, что именно он укутывал ее пледом, когда у нее был откровенный амфетаминовый овердоз, алиса трусилась, рыдала и кусала посиневшие губы. хотя бы потому, что именно он держал алису за руку и гладил по голове, когда жизнь мужчины, без которого она не особо могла дышать, отсчитывала свои последние даже не часы, минуты. хотя бы потому, что костя -- это костя.

у алисы оставалось два часа, сорок три минуты и семнадцать, шестнадцать, пятнадцать, четырнадцать секунд на то, чтобы привести себя в относительно божеский вид. она стянула волосы в высокий хвост, нарисовала более-менее симметричные стрелки на глазах, заварила себе кофе с молоком и села расшифровывать интервью с гламурной телеведущей, от одного имени которой у алисы дергался глаз, но что же работа -- есть работа.

интервью с bitter sweet прошло на ура. пацаны оказались весьма милашечными и общительными. настолько милашечными, что алиса даже осталась на сам концерт, несмотря на то, что у нее были завалы по всем фронтам, а слово дэдлайн висело черной тучей над головой.

алиса оккупировала весьма удобное место на барной стойке, с которого отлично просматривалась сцена. в отличие от сумасшедших фанаток bitter sweet, главной целью которых, кажется, было стянуть с вокалиста его узкачи (крайне невыполнимая задача, они облегали худые ноги анорексичного кучерявого мальчика словно вторая кожа), алиса всего лишь хотела насладиться качественным инди-роком. она сделала глоток ледяного мохито, повернула голову в сторону входа и моментально захотела вылить себе на голову коктейль. у входа стоял влад. причем не один, а с той самой девочкой с волосами цвета дешевого холодильника, анатомические подробности рта которой он так старательно изучал своим языком на одесском концерте.

алиса, кажется, также была последним человеком, кого ожидал увидеть в этом клубе влад. но парень быстро взял себя в руки и подошел поздороваться.

-- вот уж не предполагал, что встречу тебя на bitter sweet! интервью брала? и как тебе парни? мы ведь дружим давно! кстати, знакомься, это марина, -- кивнул влад в сторону своей спутницы.

-- здрасте, -- алиса просканировала девушку в леопардовой блузке взглядом полным добра. -- интервью отличное, парни -- те еще котики, концерт, уверена, пройдет на высоте, а вот человека, ответственного за дресс-код и фейс-контроль в этом клубе, давно пора уволить, -- алиса прищурила глаза и с вызовом посмотрела в сторону спутницы влада.

-- в смысле? -- девушка была не столь глупа, а, может, все дело в том, что каждая клеточка алисы орала ей "сдохни, сука!", но она догадалась, что потоки яда направлены именно в ее сторону.

-- нет, ничего, погода сегодня хорошая, мохито, кстати, тоже, советую вам, ребята, -- фальшиво улыбнулась алиса.

-- кого я вижу, малышка, привет, -- проорал кто-то над ухом алисы. она обернулась и чуть не упала с высокого барного стула. за спиной у нее стоял виталик. ситуация напоминала дешевую драму, трагикомедию, фарс, сериал "дикая роза", в конце-то концов.

-- с каждой минутой чем дальше в лес, тем больше дров, а ты что тут делаешь? с каких это пор ваше гламурное шоу начало снимать инди-рок?

-- крошка, а ты не знала, что вокалисту приписывают роман с ириной билык? эх ты, музыкальный журналист, называется, а сама совсем не в теме! у нас только что был ахеренный эксклюзив! я уже предвкушаю рейтинги этого выпуска!

-- я не сомневалась, представляю, как вы затроллили бедного мальчика! он, кстати, милаш тот еще! кстати, виталик, познакомься, это влад, вокалист under wonder и, эм, хм, кристина.

-- марина! -- возмутилась спутница влада.

-- оу, сорри, моя оперативная память настолько перегружена, что предпочитает откладывать только действительно важную информацию, да, марина, -- алиса так широко улыбалась, словно вела какое-то ток-шоу, причем на американском тв, где демонстрация всех зубов была обязательным пунктом контракта с телеканалом.

-- under wonder? оу, так у меня есть к вам деловое предложение, -- сразу же сориентировался виталик.

парни обсуждали работу, марина молчала и рассматривала стены, алиса уничтожала мохито со скоростью света, словно участвуя в каких-то алкосоревнованиях.

-- эй, детка, полегче, -- отреагировал виталик, когда рука алисы потянулась на бар за третьим по счету стаканом. -- хотя, что это я? мы ведь уже отработали, я отпустил ведущую, тоже могу расслабиться -- двойную текилу, пожалуйста!

bitter sweet вышли на сцену, школьницы в первом ряду истошно завизжали, а ребята начали подчищать барные запасы. за то время, что парни сыграли пятнадцать авторских песен и два кавера на radiohead, алиса, ее бывший, ее будущий бывший и девочка, чье лицо алиса мечтала сравнять со стенкой, выпили четыре мохито, семь текил и шесть виски с колой. когда парни начали собирать музыкальные инструменты, алиса поняла, что ей пора собирать себя. влад приобнял блондинку за плечи, и алисе стояло титанических усилий не вылить ей на голову коктейль, а лучше несколько.

-- влад, я останусь сегодня у тебя, я уже не успеваю на маршрутку домой, -- заявила вдруг блондинка.

"а на такси, блядь, мы не зарабатываем, старая женщина, выглядящая, как малолетнее эмо, так еще и нищебродка", -- зло подумала алиса.

виталик знал алису не год, не два и даже не три. за все это время он испортил ей жизнь, психику и нервы, но по крайней мере научился ее чувствовать.

-- твой очередной провал? ну, хоть не пидарас, как ты любишь, -- прошептал ей на ухо, уловив момент.

-- гори в аду! -- сквозь зубы процедила та.

блондинка по хозяйски облокотилась на влада и обвила руки ему вокруг шеи. всегда уверенный, самодостаточный, харизматичный влад сейчас походил на марионетку, которую можно было тягать в разные стороны. злости алисы хватило бы на то, чтобы зарядить энергией небольшую электростанцию.

изрядно подвыпивший виталик обнял алису и поцеловал ту в шею. она зло просканировала влада, запустила руку в волосы виталику и запихала тому язык в рот.

-- эй! вы что творите? -- возмутился влад.

-- целуемся, влад, целуемся, --произнесла алиса, оторвавшись от виталика. -- знаешь, иногда люди таким занимаются. я хорошо целуюсь, виталик хорошо целуется, why not?

-- понятно, кажется, мы лишние на этом празднике жизни, я, наверное вызываю такси, -- влад произнес это таким голосом, словно только что узнал о том, что у него умерла вся семья. алиса никак не отреагировала, продолжая целоваться с виталиком. происходящее напоминало дешевый сериал, в сценаристы которого набрали среди студентов-двоечников со второго курса филологического факультета.

влад и марина уехали, виталик и алиса выпили еще по коктейлю, бахнули "на коня" какой-то фирменный шот, состоящий из абсента и нескольких сладких ликеров, и тоже начали вызывать машину.

-- давай ко мне, у меня еще батл вискаря, только за колой в маркет заскочить надо, -- заявила алиса. виталик не отрицал. в такси они продолжали целоваться.

дома алиса сняла туфли, сразу же с ногами залезла на подоконник и затянулась сигаретой. виталик достал лед, стаканы и вискарь, открыл колу.

-- короче, ты, наверное, первый из моих пидарасов, кому я показала влада, -- заплетающимся языком произнесла алиса. -- я не знаю, что получится из этой истории, но наверняка ничего хорошего.

-- во-первых, я не пидарас, во-вторых, у тебя никогда не получается ничего хорошего, ты не думала, что проблема может быть в тебе? а, в-третьих, хватит уже курить, -- виталик подошел вплотную к алисе, забрал из рук той сигарету и выбросил в форточку, поцеловал ее и залез руками той под футболку. девушка последовала его примеру и сразу же начала рисовать ему на спине множественный иероглифы.

они занимались сексом прямо на подоконнике. сценаристы без стеснения смотрели, широко открыв глаза. режиссер бегал по площадке, расставляя камеры. съемочная группа всерьез подумывала о том, чтобы продать эти кадры в какую-то порностудию. несколько лет назад, будучи влюбленной в виталика, алиса понимала, что рано или поздно у них будет секс, но даже предположить не могла, что при таких обстоятельствах.

алиса не растворялась в воздухе, не превращалась в бабочек, не рассыпалась на ванилин, она просто занималась хорошим, качественным сексом назло. назло себе, назло владу, назло сценаристам, которые до сих пор не устали прописывать в ее роли эти дешевые драмы.

-- в лучших традициях one night stand'а тебе стоило бы сейчас уехать, -- произнесла алиса, когда все закончилось. -- но если я сегодня не усну ни с кем в обнимку, я просто умру. оставайся.

алиса проснулась без будильника. рука виталика по-хозяйски покоилась у нее на талии. алиса начала ворочаться и виталик также открыл глаза.

-- знаешь, а ведь это гораздо круче -- не любить тебя, -- сонно произнесла та. -- у нас был отличный секс, а сейчас я парюсь только потому что у меня болит голова от вчерашних алкогольных овердозов. а вот не мучает ли тебя совесть перед твоим парнем?

-- во-первых, мой парень -- еще больший мудак, нежели твои музыканты, во-вторых, моя личная жизнь не должна тебя волновать, в-третьих, я хочу повторить этот отличный секс, -- последнюю фраз виталик повторил, уже целуя живот алисы.

сюда | поставить диагноз {2 уже} | Share

(no subject)

May. 21st, 2013 | 02:32 am

алиса вдруг оказалась в неизвестном ей помещении, которое, кажется, было частным домом. алиса стояла возле странных двухметровых часов и понимала, что чертовски хочет пить. в поисках воды она спустилась на первый этаж, где увидела большую розовую пантеру. та, как ни в чем не бывало, пританцовывала на диване под какое-то диско 80-х. у ее ног спал огромный енот с умилительной мордашкой. алиса, кивнув пантере головой, прошагала на кухню. но воды там не было нигде. ни в холодильнике, ни в чайнике. алиса открутила кран. оттуда еле-еле капала мерзкая ржавая жидкость. алиса засунула голову прямо под кран, пытаясь утолить жажду, начала ловить капли ртом. не помогало. наоборот, жажда только увеличивалась, во рту появился противный привкус, а голова стала просто каменной. боже, как же она болела. алиса ни с того, ни с сего начала проваливаться в темноту.

девушка проснулась, но глаза открывать категорически боялась. она не особо понимала, в какой она реальности, и какой год за окном, но, судя по ощущениям, понимала, что смерть -- далеко не худшее изобретение человечества. алисе не в первый раз снилось, что она невероятно хочет пить, но не может найти воду. алиса уже искала спасительную жидкость на вечеринках, в ледяных пещерах и на заброшенных заводах. по собственному опыту девушка знала, что подобные сны -- верный знак того, что вчера она крайне переборщила со всеми существующими алкогольными напитками, а, значит, похмелье будет особенно тяжелым.

не отрывая голову от подушки и все так же категорически отказываясь размыкать веки, алиса пыталась заставить свою память работать хотя бы на два-три процента. итак, вчера был концерт. потом влад целовался с какой-то крашенной блядью. потом алиса в лучших традициях оскорбленной невинности вливала в себя вискарь в слоновьих дозах. потом была программа "отмщение", суть которой сводилась к тому, что алиса запихивала язык в рот каждому мало-мальски симпатичному гею. потом она танцевала на колонках.

картинки мелькали словно в калейдоскопе. вот она снимает платье и бросает в толпу. вот она в чулках и белье, воображая себя дитой фон тиз, выделывает такие па, что, увидь это школьная учительница танцев, в свое время считающая алису одной из самых бездарных девочек в группе, она радикально поменяла бы свое мнение. вот какой-то подкачанный мальчик с татуировками внизу живота лезет к алисе на колонку так, что она оказывается между мальчиком и стеной, и начинает изучать своим языком анатомические подробности ее шеи и ключиц. вот влад, опережая охрану, которая медленно начинает продвигаться ближе к сцене с явной целью выставить из клуба самоизбранных go go dancers, фактически одной рукой забрасывает ее себе на плечо и выволакивает из клуба. такси. провал. ступеньки. провал. шторы. провал. вспышки. провал.

"лишь бы мы проснулись в одной постели", -- едва слышно прохрипел саша васильев откуда-то из-под подушки. даже в самом пьяном состоянии алиса не любила засыпать без музыки и включала ее на своем айфоне. за что неоднократно была проклята товарищами, которые в силу тех или иных обстоятельств были вынуждены расположиться рядом, но, как и все нормальные люди, предпочитали спать в тишине. "а и правда, с кем же я проснулась в одной постели?" -- алиса рискнула открыть глаза. она лежала на большой кровати, заботливо укрытая одеялом. в одном нижнем белье. кресло возле окна было разложено, а в нем валялась смятая постель. определенно, кто-то впопыхах пытался сделать из него спальное место. алиса хотела, было дело, приподнять голову, но это стоило ей адских усилий, поэтому она откинулась назад на подушку.

дверь приоткрылась и в комнату заглянул влад. в руках у него был любимый йогурт алисы с гранатовым вкусом. он бросил продукт молочной промышленности прямо девушке в кровать, а сам уселся в кресло.

-- держи, с похмелья самое оно. можешь залпом, в холодильнике есть еще.

-- а как ты понял, где я нахожусь? -- прохрипела та, оторвавшись от почти пустой упаковки.

-- вообще, достаточно знать тебя и твои привычки хотя бы неделю, чтобы догадаться, что тебя стоит искать не в круглосуточной библиотеке или на вечеринке любителей бардовской музыки, а в гей-клубе или на рок-концерте. рок-концерт ты спешно покинула, кинув в меня ключи, поэтому оставался гей-клуб. ну, а еще -- ты зачекинилась на foursquare.

-- какой кошмар! я же -- девочка! я же -- леди! а где мое платье?

-- я выдернул его из рук каких-то пидарасов, оно все в коктейлях, так что я швырнул его в стиральную машинку. я хотел и тебя поставить под душ, но ты запихала мне язык в рот и попыталась затащить меня к себе, поэтому я решил все же уложить тебя спать. как-то предпочитаю целоваться с людьми, которые соображают хоть самую малость, а не с физической оболочкой, которая все делает чисто рефлекторно, -- влад привстал с кресла и направился к двери.

-- а, может, все дело в том, что у меня волосы не вытравлены добела дешевой краской, меня не выбросили из машины времени семь лет назад и я закончила школу в прошлом десятилетии? -- со всей теоретически возможной в ее состоянии язвительностью произнесла алиса, прищурив глаза. растрепанные рыжие волосы на плечах и буквально самую малость осыпавшаяся подводка на глазах делали из нее этакую киношную девочку-стерву, для полноты образа не хватало красной помады и тонкой сигареты в руке. только после вчерашних сотен тысяч коктейлей алисе было явно не до полноты образа, ей бы еще один йогурт, а лучше два.

-- это моя бывшая, она даже немного старше тебя, я не видел ее около полугода, а зачем она приехала на концерт, так и не понял до сих пор, -- голос влада был ровным, хоть и немного приглушенным. он не оправдывался, не пытался прояснить ситуацию, не пытался рассказать, что после монолога алисы они со своей экс-барышней перебросились парой язвительных фраз и он выпроводил ту из гримерки, что ни о каком сексе не могло быть и речи, что их общение в этом городе в этот день измерялось хронометражем минут так в семь с половиной. он попросту констатировал факт.

парень прикрыл за собой дверь, алиса откинулась на спинку кровати и вцепилась руками в волосы. итак, что мы опять имеем? полный destroy еще не начатых relationships и дешевую драму в главных ролях с девочкой, которая оказалась истеричкой, и мальчиком, который оказался мудаком.

это было так в духе алисы -- рассыпаться на ванильный сахар, заново учиться задыхаться, до дрожи в коленках, словно восьмиклассница бояться каждого прикосновения, каждого поползновения на территорию ее личной уязвимости, играть по самым трогательным в мире сценариям, чтобы в очередной раз разочароваться, устроить истерику и повести себя, как рок-н-ролльная шлюха.

"я ведь попросту сходила с ума, когда понимала, что вот вот -- и он меня поцелует, я боялась рассыпаться на тысячи разноцветных бабочек, я боялась и ждала этого момента в сотни раз больше, нежели сольного концерта radiohead в этой стране, а по факту непонятно когда, непонятно как и непонятно зачем запихала ему язык в рот сама и не помню ни единой минисекунды нашего поцелуя. вашу мать!", -- зло подумала алиса.

"девочка с глазами из самого синего льда тает под огнем пулемета", -- опять завел из-под подушки саша васильев.

-- заткнись! гори в аду! -- зло проорала алиса и швырнула айфон об стену, благо тот был в резиновом противоударном чехле.

-- мне кажется, тебя больше никогда не стоит отпускать одну, девочка-проблема, -- ухмыльнулся влад, заходя в комнату с мокрым платьем в руках. -- платье, думаю, можно выбросить, оно не просто облито коктейлями, но и пропалено сигаретой в нескольких местах. хотя можно сделать из него ниче так панковскую майку.

"мне кажется, тебя давно пора сжечь заживо", -- зло подумала алиса, чувствую каждой клеточкой тела тяжесть каждого миллиграмма железа, бетона, песка.

сюда | поставить диагноз | Share

девочка с глазами из самого синего льда тает под огнем пулемета

May. 7th, 2013 | 05:15 pm

среагировав на звук открывающейся двери, влад и блондинка отвлеклись от занимательного процесса поедания друг друга и посмотрели на алису. в гримерке повисла мертвая тишина. атмосфера напоминала дешевые латиноамериканские сериалы и низкопробные голливудские комедии с сортирным юмором. поэтому и повела себя алиса соответствующе. просканировала прищуренным взглядом наряд блондинки -- девочка была одета, как провинциальное эмо образца 2006-го года -- мысленно посчитала до трех, представила себя на сцене театра и начала полностью импровизированный монолог.

-- вау, у нас в райдере прописаны группиз? не заметила, но окей. только, влад, ради бога, попроси у девочки паспорт. трахать малолеток чревато судебной тяжбой. я, как ваш временный менеджер, все-таки беспокоюсь о бюджетах группы. нам еще клип снимать, и я настаиваю на кандидатуре бадоева, а он цену себе знает, -- яда в интонациях алисы было больше, чем на языке у гремучей змеи. -- и ты, я смотрю, любитель винтажа, я думала все эмо самоубились лет так шесть назад, а, оказывается, нет! какая милая футболочка hello kitty, это, наверное, из магазина terranova, судя по тому, как дешево она выглядит? коллекция весна-лето 2006? или все же 2007? ладно, неважно, концерт отыграли без эксцессов, мой рабочий день окончен, пойду развлекаться, ждите под утро. и, кстати, девочка, запомни главное правило всех группиз: фанатки на завтрак не остаются. и не трахайтесь на моей кровати, я -- брезгливая.

алиса швырнула ключи на столик, подхватила кожаную куртку и клатч и быстро, чтобы влад не успел сказать слово, слог, даже букву, выскочила из гримерки. не попрощавшись с диком и максом, перешла фактически на бег, толкнула тяжелую деревянную входную дверь и, попав на свежий воздух, на несколько секунд прижалась к холодной бетонной стене и прикрыла глаза. алиса и сама, совершенно этого не ожидая и не желая, стремительно превратилась в кусок холодного бетона. толпа поклонниц заинтересовано буравила девушку взглядами.

-- ой, а вы -- та самая алиса, которая ведет музыкальную колонку в teen stories? -- спросила милая девочка с длинными рыжими волосами. -- а можно я с вами сфотографируюсь? вы классная!

-- а я вас сразу и не узнала, вы в жизни такая красивая, -- добавила вторая девочка с ярко-синими прядями в волосах. -- а напишите в следующем номере про k-pop! хоть немножечко!

алиса мило улыбалась, привычно натянув маску веселья и радости, отвечала на вопросы подростков. вокруг был сплошной туман. и вся, абсолютно вся, на сто двенадцать процентов алиса опять превратилась в железо, бетон и песок. привычное состояние. все таки волшебству не было места в мире, где проживала алиса. было место, драмам, мудакам, разочарованиям, привкусу железа на кончике языка, язвительным монологам, ощущению, словно в глаза насыпали толченного стекла. а волшебству, волшебству -- нет. сценаристы, словно издеваясь, подсовывали девушке драму за драмой и ей не оставалось ничего иного, нежели играть по прописанным правилам. 

-- вы дружите с under wonder, да? а можете попросить влада выйти и дать нам автографы? а то мы у дика с максом взяли, а у него -- нет, -- судя по интонациям, для девочек это действительно было для них трагедией.

"конечно не взяли, он слишком занят изучением анатомических подробностей рта какой-то курицы с перепаленными волосами", -- зло подумала алиса.

-- скажите, а у влада есть девушка? он такой красивый, у него такие веснушки! -- мечтательно закатила глаза брюнетка с густо подведенными глазами.

-- нет, девушки у влада нет, да и вряд ли когда-то будет, -- чтобы хоть немножко успокоиться, алиса применила свой любимый принцип "ты разбил мне сердце, я разобью тебе репутацию" по отношению к музыкантам, с которыми у нее что-то было. -- он просто гей. вы только никому не рассказывайте, -- "по секретику" поведала она толпе из полусотни девочек, которые от удивления открыли рты. -- хотя у нас в столице все и так знают, странно, что вас это удивляет. он целых полгода встречался с олегом ляшко -- знаете такого депутата? ладно, мне пора, просто опаздываю! всего хорошего вам!

алиса шла в сторону салона своих друзей-стилистов. "лишь бы мы проснулись с тобой в одной постели", -- надрывался саша васильев в наушниках. "гори в аду, гори в аду, гори в аду", -- стучало у алисы в голове. не то, чтобы она не привыкла к мудакам и мудацким поступкам. скорее наоборот. бойфренды алисы спали с известными артистами, знаменитыми режиссерами, престарелыми богатыми дамами, с подругами алисы, друг с другом, в конце концов. в том городе, в тех кругах, где вращалась алиса, это было скорее нормой, нежели исключением. дешевые драмы с непридуманными диалогами были маленькой слабостью алисы. переспать с новым парнем своего бывшего любовника, вылить коктейль на голову девочке, которая целуется с тем, кто по ее мнению принадлежит только ей, пустить идиотские сплетни -- стандартные действия. такие же, как выпить кофе утром или почистить зубы вечером. алиса даже немного улыбнулась железными, бетонными, песочными уголками железных, бетонных, песочных губ, вспомнив, как она "по секретику" рассказала абсолютно всем посетителям столичного гей-клуба о том, что ее бывший пришел сюда искать себе парня и даже ткнула в него пальцем. совершенно гетеросексуальный выпускник популярного певческого талант-шоу, который попал в злачное место совершенно случайно, крайне удивлялся, почему к нему пристают все, включая трансвеститов из шоу-программы. это была маленькая месть алисы за то, что чувак трахнул ее подругу в туалете.

но ведь влад казался таким не таким, вся эта странная история, которая научила алису дышать, которая превратила железо, бетон и песок в живые субстанции, которая показала алисе жизнь за пределами тумана, казалась такой не такой. взрослая, циничная, рассчетливая, пережившая не одну действительно драму алиса чувствовала себя семилетней девочкой, узнавшей, что деда мороза не существует. от осознания того, что влад -- типичный блядовитый рок-музыкант, nothing special, хотелось натереть пальцы и губы толченным стеклом, хотелось кричать и царапать себе плечи, хотелось набить идиотскую татуировку, хотелось нажраться и переспать с кем попало. алиса выбрала последний вариант.

в дорогой салон, где работали ее друзья гена и айк, алиса зашла с криком: "ваша радость приехала, страдать -- не мое призвание, мое призвание -- пить!", но, поймав на себе перепуганный взгляд дамы в футболке moschino, которой гена делал ламинирование волос, спрятала бутылку с виски за спину. мальчики выпроводили последних клиентов, опустили жалюзи на окнах и разлили вискарь по стаканам. после третьей порции, включив музыку прямо на айфоне, алиса залезла на стол и начала танцевать. после пятой гена решил модифицировать ее прическу, сделав начес, как у вокалистки группы the hardkiss.

-- ты бы ее видел! -- жаловалась алиса, наблюдая в зеркало, как гена сооружает ей на голове пизанскую башню. -- типичное эмо! причем дешевое! мои продвинутые растатуированные эмачи, с которыми я тусовалась семь лет назад, такую в свою компанию не взяли бы! а волосы! дешевые нарощенные, причем убого, прядки! пацаны, я вам клянусь, у вас бы случился hairdressers-шок! носить такую прическу -- откровенное преступление против моды! даже у малолеток-трансвеститов, которые тусуются в эндибаре, на голове куда более прилично!

-- так, может, это и был трансвестит? -- предположил гена. -- тебе же одни геи нравятся. что неудивительно, ведь ты сама, как мужик, у тебя мужская задница и ноги кавалериста. вы сколько раз пили и ни разу не целовались. твой влад -- точно гей! даже я с тобой целовался, потому что думал, ты -- мальчик.

алиса пнула гену в бок, за шесть лет знакомства она привыкла к его шуткам. гена был одним из самых неоднозначных персонажей в ее жизни. даже познакомились они, когда гена пришел на свидание к тогдашнему возлюбленному алисы. выцарапать глаза "тупому одесскому педику" алиса хотела ровно секунд двадцать. а потом крайне очаровалась и прониклась парнем.

прикончив вискарь, ребята вызвали такси и отправились в местный гей-клуб. к тому моменту алиса уже крайне плохо ходила. всего за первые полчаса в заведении она успела совершить множество занимательных вещей: с разрешения своего одесского друга даника поцеловаться с его бойфрендом мишей, с разрешения миши поцеловаться с даником, выпить ведро голубого шампанского, поцеловаться с какой-то очень красивой одесской лесбиянкой (алиса искренне думала, что это -- мальчик), потанцевать на сцене вместе с трансвеститами и рассказать примерно двадцати незнакомым геям, что влад -- мудак, у него прическа, как у джона кортахарены, а целовался он с курицей с дешевыми нарощенными волосами.

"i just wanna dance, dance, dance, dance, dance, dance" -- кричал из колонок макс барских. алиса к тому моменту уже залезла на одну из колонок и радостно там отплясывала. охранники зависли от такой наглости, поэтому не спешили выводить девушку из клуба, раздумывая, не является ли она родственницей хозяина. в один момент алиса увидела в клубе влада, который стоял у входа и смотрел на нее. девушка не придумала ничего умнее, как одним движением стащить с себя платье и бросить его в толпу, оставшись в чулках и нижнем белье.

сюда | поставить диагноз | Share

море обнимет, закопает в пески, закинут рыболовы лески, поймают в сети наши души

Apr. 26th, 2013 | 05:35 pm

слоган "ни минуты без приключений" в этом городе обычно начинал действовать еще до того, как поезд останавливался на пероне. в одной из первых своих поездок в одессу алиса проснулась о того, что ее друг митя  бегал по вагону, обмотавшись простыней, в поисках своих штанов и ботинок. и только спустя минут двадцать он вспомнил, что ночью пьяный снял одежду и обувь и спрятал их за матрасами на третьей полке. в другой раз к их вагону прицепили вагон с заключенными. уголовники мрачно зыркали сквозь решетку. алиса настолько испугалась, что даже не стала курить на перроне, а сразу сбежала вовнутрь. еще как-то раз с алисой и ее друзьями в купе ехала сектантка, которая учила их странным молитвам. а когда-то мужчина оставил возле алисы и ланы черную угрожающего вида сумку и куда-то свалил. мучимая похмельными паническими атаками алиса, полчаса пыталась доказать лане, что там бомба, и на полном серьезе предлагала выйти из поезда.


вот и сейчас утро началось с того, что хозяйка квартиры, в которой намеревались жить ребята, категорически отказывалась брать трубку. за то время, что влад пытался дозвониться некой розе серафимовне, алиса успела выкурить три сигареты, выпить кофе с молоком, выложить три фотографии на инстаграм, поистеричить, успокоиться и заявить, что на вокзале жить она не согласна, максимум -- в палатке на берегу моря. пока алиса наматывала круги вокруг своей сумки и поочередно рассказывала лане, василисе, дэвиду, марку и другим друзьям о том, у нее все не как у людей, ей негде жить и вообще, влад сторговался с кем-то из хитрых одесских бабушек, которые хищно поджидают на вокзале туристов, и уже через сорок минут ребята распаковывали вещи в двухкомнатной квартире с большими окнами где-то в районе греческой площади.

алиса сразу же бросила сумку на пол возле большой двухспальной кровати, достала оттуда платье, косметику, книжку, зарядку для айфона, дистилированную воду для лица, футболку для сна, упаковку с чулками и повязку для волос. в общем ровно за одну минуту сорок секунд превратила едва убранную, почти пустую комнату в квинтэссенцию беспорядка. она заметила, что влад направляется в ее сторону и нахмурила брови. парень аккуратно положил гитару на стол и повернулся к алисе.

-- ну, что, принцесса, пустишь к себе? не храплю, даже, если напьюсь, приставать не буду, одеяло на себя не тяну, да и вообще можем взять два разных. там, конечно, есть еще и раскладное кресло, но, что-то мне подсказывает, что после концерта и афтепати мне крайне сильно захочется хотя бы пару часов вздремнуть в нормальных условиях. право выбора: спать возле стены или на краю кровати оставляю за тобой.

-- с тебя сто долларов плюс одно желание и тогда я подумаю. но пока что тебе придется потусоваться в другой комнате -- мне надо переодеться и распаковать вещи.

-- распаковать? судя по тому, как ты начала это делать, можешь просто взять сумку и аккуратно рассыпать ее содержимое по всему периметру комнаты. результат будет тот же, -- усмехнулся влад. алиса ударила его футболкой по спине и вытолкала из комнаты.

для того, чтобы собраться ребятам понадобилось около полутора часов. двадцать пять минут ушло на то, чтобы разложить музыкальные инструменты и прочью технику, сменить футболки, умыться, почистить зубы и поправить прически. шестьдесят пять -- на то, чтобы всячески заставить алису ускориться. девушка забаррикадировалась в душе с косметичкой, феном, плойкой и утюжком для волос. все три парня догадывались, что это чревато тем, что покинуть помещение она может через три-четыре часа, а то и перед самым саундчеком. первые двадцать минут они периодически стучали в дверь с фразой: "ты еще долго? давай быстрее", следующие двадцать -- с фразой: "алиса быстрее, сколько можно!", последние двадцать пять -- хором пели "рюмку водки", "голуби летят над нашей зоной" и другие хиты русского шансона. на фразе "че ты гонишь, мусор, шнягу не по делу, че ты паришь мне про нары и конвой" дверь распахнулась и взору мальчиков предстала весьма похорошевшая и посвежевшая алиса с вытянутыми волосами и слегка подведенными глазами.

-- интересно, сколько отрядов милиции уже едет по этому адресу? -- язвительно поинтересовалась она. -- от такого пения даже глухие восьмидесятилетние парализованные бабушки найдут в себе силы добраться до телефона и набрать 102. ну, что, к морю?

за те три часа, что оставались до саундчека, алиса показала мальчикам лучшие места одессы -- дом с одной стеной, мост влюбленных, потемкинскую лестницу, бар, где бехеровка стоит дешевле грязи, караоке, где она три года назад порвала голубые колготки, два местных гей-клуба и бар возле дельфинария с вкусным вискарем.

алиса отделилась от парней, задумчиво брела по кромке берега и во все легкие вдыхала запах моря. она и сама не заметила, как рядом с владом почти перестала быть железной, бетонной, песочной, как научилась чувствовать запахи, чувствовать свою кожу, руки, пальцы, дышать, как перестала просыпаться по ночам от собственного плача, как научилась улыбаться не фальшиво, стеклянно, автоматически, а искренне, изнутри, почти по-настоящему.

-- джинсы, воды набрали и прилипли, -- прокричала земфира из наушников, которые алиса опустила на шею.

-- мне кажется, мы крепко влипли, -- кошачьим голосом произнес внезапно подошедший влад и положил руки на плечи алисе. та от неожиданности вздрогнула. -- я тоже всегда земфиру слушаю возле моря. или регину спектор. или просто его шум.

они перекидывались ничего не значащими фразами. алиса отвечала на автомате, а сама мыслями была в той своей первой поездке на море шестилетней давности. когда они с подругой катей неожиданно решили встречать весну в ялте. именно тогда она открыла для себя море весной, его соленый прохладный сумасшедший запах, она поняла, как это волшебно -- в начале марта сидеть возле воды в футболке, пиджаке и теплом-теплом шарфе, пить вино, фотографироваться с шариками в форме сердец. девочки отправляли всем в столицу весну в конвертах -- листья и иголки, а один их друг решил, что это наркотики. а еще они умудрились найти собаку, которая двое суток ходила за ними по всему городу и даже ночевала у них дома -- всех приключений и не счесть!

именно тогда алиса на повторе слушала регину спектор, улыбалась солнцу сквозь очки и чувствовала приступы самой настоящей эйфории. в список вещей, которые пугали во владе, добавилась еще одна -- мальчик, сам того не желая, умудрялся возвращать алису в прошлое, в моменты, когда она была невыносимо, по-настоящему, остро-пьяно насквозь счастлива.

прогулка закончилась, и ребята отправились собираться на концерт. из дому они пытались четыре раза. первый раз мальчики забыли какой-то крайне важный шнур. второй раз алиса забыла крайне важную красную помаду. третий раз алиса забыла крайне важную зарядку для айфона. а четвертый -- крайне важный браслет с черепами, который она взяла у василисы специально для концерта. когда все наконец-то упаковались в такси, влад перекрестился и на радостях даже хотел потанцевать, но сделать это в обычном дэо ланосе было сложновато.

в самом клубе их ждал отличный сюрприз -- арт-директор не вышла на работу по причине острого желудочного отравления. а это означало, что некому стоять со списками прессы, вовремя вывести группу на сцену и проконтролировать еще 100500 вопросов.

-- острое похмелье у нее, -- пробурчала себе по нос алиса. -- будто я такими отговорками никогда не пользовалась.

-- плохо, конечно, но, думаю, наш менеджер придет нам на помощь. она у нас -- профессионал своего дела, -- влад похлопал алису по плечу. та чуть не упала в обморок, пнула влада ногой и пригрозила кулаком. -- так что не волнуйтесь, проведите нас в гримерку и будем приступать к саундчеку.

сюда | поставить диагноз | Share

music is my boyfriend, music is my girlfriend

Apr. 25th, 2013 | 03:52 pm

неделя перед поездкой к морю прошла у алисы достаточно странно. она напоминала себе одну из героинь книжек софи кинселлы -- юриста саманту, жизнь которой была поделена на промежутки по шесть минут. 10.00 -- проверить документы по делу джона смита. 10.06 -- отправить факс инвесторам. 10.12 -- выпить крепкий кофе без сахара. алиса жила немного в другом мире и забивала свои дни немного другими делами. но вот по их плотности на единицу времени ситуация была идентичной.

вопросы для интервью с двумя невразумительными силиконовыми дамами алиса готовила, стоя в солярии, о встрече с известным режиссером договаривалась по дороге в спортзал, видеоклипы, на которые следовало подготовить рецензии, просматривала прямо с айфона по дороге в метро. к списку сомнительных умений алисы добавилось еще одно -- рисовать ровные стрелки на глазах на эскалаторе в метро. наверное, алиса сама провоцировала этот спринтерский бег на достаточно длинную дистанцию. голова так была забита лишней информацией, что на ненужные рефлексии не оставалось ни сил, ни времени. и это было существенным плюсом.

влад со своими музыкантами также с головой погрузились в работу. пацаны доводили до ума последнюю песню к и все никак не могли придти к общему знаменателю.

-- я не могу играть этот чертов ад, не могу, ребята, да, что же это за попса такая, да лучше бы я пошел к ирине билык, честное слово, мне кажется, даже ее музыка более неформатна, влад, мать вашу, странно, что ты еще не написал ничего с рифмой "розы-козы-мимозы-тебя нужны большие дозы" -- гитарист залпом опрокинул стакан коньяка.

-- ну да, а тебе дай волю, так ты заставишь меня только скримить и гроулить, гроулить и скримить, причем так, чтобы слушатели понимали только два слова "жизнь" и "боль". чувак, твое эмо детство закончилось, за окном не 2006-ой, а 2013-ый, мы не в лондоне, не в берлине, не в детройте, как ни крути, слово "формат" никто не отменял. я хочу какого-то прогресса в музыкальном мире, а не играть в полуподвальном помещении для десятка удолбаных готов и мнить себя чертовски творческой непонятой социальной единицей, -- влад последние три недели разговаривал непривычно тихо, а легкая улыбка, казалось, намертво прилипла к его губам.

-- влад, он в чем-то прав, -- подключился к разговору клавишник. -- не знаю, что с тобой творится этой весной, но у меня такое впечатление, что мы превращаемся в бойз-бенд из американского сериала для школьников, а скорее школьниц. что дальше? я вот честно совсем не удивлюсь, если на очередной репетиции ты предложишь сделать кавер на что-то из раннего творчества backstreet boys. ты влюбился, чувак? кто он? как его зовут? сегодня сергей, а завтра андрей?

-- идиоты! ваш троллинг на тему моей ориентации еще менее смешон, нежели шутки евгения петросяна. кстати, с нами на концыч едет моя подруга. алиса. вы ее не знаете. она, конечно -- та еще оторва, но все же держите себя в руках, а не показывайте всем своим примером, что человечество действительно произошло от приматов.

-- о-о-о-о-о, так у тебя появилась девушка? чува-а-а-а-а-ак! ура! теперь мы можем не бояться ночевать с тобой в одном номере и совсем не обязательно поворачиваться задницей к стенке! -- клавишник и гитарист хлопнули друг друга по руке и в один голос рассмеялись, влад швырнул в них какими-то проводами.

-- прекратили, мужики, мы аренду базы оплачиваем не для того, чтобы генерировать бред в режиме нон-стоп! давайте работать!

пятница наступила совсем незаметно для алисы. она стояла возле пустой клетчатой сумки и была на грани нервного срыва. каждая девочка, которой когда-либо доводилось собираться в поездку, сейчас понимала алису, как никто. сложнее всего алисе было определиться с обувью. несколько пар конверсов алиса отмела сразу, не принцесячье это дело -- кеды с черным маленьким платьем сочетать. с грустью посмотрела на высоченные умопомрачительные шпильки, усеянные шипами. вот она обувь rock star girlfriend style со страниц глянцевого журнала. но только передвигаться в подобном, как показывала практика, можно лишь от двери такси до двери клуба и то, желательно в максимально пьяном состоянии. в итоге алиса приняла соломоново решение -- поехать в балетках, а для ночной жизни прихватить с собой черные туфли на высокой, но устойчивой платформе.

алиса затянула волосы в высокий узел, нацепила черные очки, последний раз окинула себя придирчивым взглядом. темно-синие джинсы, серая майка с изображением гитары, клетчатая большая сумка. для поезда -- самое оно. в такси она задумчиво грызла яблоко и думала о том, что "неожиданные повороты" и "нерациональные решения" -- ее любимые хобби.

высокую фигуру влада алиса заметила еще за несколько десятков метров.

-- привет, принцесса! -- влад сгреб ее в охапку и поцеловал в висок. -- знакомься, это мой гитарист дик и клавишник макс, они немного идиоты, но в целом -- классные ребята. тебе придется их терпеть весь уик-энд, так что привыкай.

едва поезд тронулся, влад достал литровую бутылку виски и коробку со стеклянными стаканами.

-- мы с алисой из пластиковой посуды алкоголь не употребляем, богатая жизнь -- она другая, правда, принцесса? -- подмигнул девушке.

-- ты, олигарх с татуировкой, когда из-за общения с тобой у меня начнутся проблемы с алкоголизмом, мое лечение у нарколога будем оплачивать деньгами, вырученными за продажу музыкальных инструментов твоей группы. простите, пацаны.

поезд еще не успел доехать до фастова, а алиса с ребятами уже успели подружиться. как оказалось дик лет пять назад играл в сомнительной рок-группе одного из бывших парней алисы. а с максом они вместе отдыхали на рок-фестивале sciget в столь нежно любимом алисой будапеште.

-- знаешь, мне вот кажется, я даже помню тебя! -- морщил лоб макс. -- ты жила в большой палатке возле забора, с тремя подружками. у тебя еще радужные косички были и лосины с граффити. и как-то ночью ты пьяная начала петь что-то из димы билана. я еще офигел тогда, думаю: ну, человек же на рок-фестиваль приехал, что происходит?

-- ни слова о моей панковской молодости! -- заливисто смеялась алиса. -- это была не я! это была моя злая сестра-близнец!

утром алиса проснулась от ощущения на себе чьего-то взгляда. влад сидел напротив с немного помятым лицом, но все с той же идеальной прической. "блин, он что с утра укладку в туалете сделал? -- раздосадованно подумала алиса. -- как ему это удается? у меня на голове гнездо вороны!".

-- доброе утро, принцесса! похмелье не мучает? вот держи, лучший подарок из всех возможных -- он протянул алисе минеральную воду с лимоном. девушка в два глотка осушила бутылку, взяла полотенце, расческу и отправилась приводить себя в более менее божеский вид. еще минут пятнадцать ребята пытались максимально рационально и компактно упаковать технику и вещи. за окном проплывали столь знакомые алисе пейзажи. наконец поезд остановился.

нога алисы в легкой темно-синей балетке h&m еще не ступила на пока не прогретый утренним солнцем асфальт, а у девушки уже закружилась голова. она явственно ощутила запах моря и его соленый привкус на губах. перед глазами пронеслись сотни картинок и тысячи воспоминаний. этот город одинаково остро делал больно и лечил от этой боли, обижал и утешал, заставлял задыхаться от счастья и создавал камни в грудной клетке. но уж точно не оставлял безразличной.

сюда | поставить диагноз | Share

они ели друг друга, спали друг с другом ровно два года

Apr. 15th, 2013 | 04:40 pm

на экране айфона высветился номер, который алиса знала наизусть и могла вспомнить в любое время суток в любом состоянии. это был виталик. одна из самых глупых, идиотских, роковых и приятных ошибок алисы.

алиса и виталик познакомились в общей компании совершенно случайно. пьяный в хлам виталик упал на злую и трезвую алису, которая с хмурым выражением лица восседала на диване. злой и трезвой алиса была потому что чувствовала себя ответственной за подругу лану, которая:
а) лезла обниматься и целоваться к известному телеведущему
б) пыталась подраться с какой-то блондинкой
в) что-то рассказывала коротко стриженной певице, с трудом собирая буквы в слова
г) договорилась о сексе с кем-то из бывших, но так и не вспомнила, с кем

виталик был в состоянии не намного лучше ланы. нечленораздельно промычав что-то в духе: "какая красивая!" он попытался погладить алису по волосам (первые две попытки увенчались провалом, вместо алисы, виталик гладил обивку дивана) и поцеловать ее.

-- мальчик, ты себя в зеркало видел? к сожалению не могу ответить взаимным комплиментом, кто-нибудь заберите этот ужас в дешевой кепке! -- зло процедила алиса и отпихнула виталика в сторону.

следующая их встреча была в диаметрально противоположном формате. алиса ввалилась в клуб, едва фокусируя взгляд на чем-то отменном от стены. до этого алиса была на съемках молодежного сериала о поющих школьниках. там она познакомилась с лешей и пашой -- милашечными близнецами, которые в этом сериале исполняли главные роли и за три недели показа проекта успели влюбить в себя всю женскую половину страны возрастом от двенадцати и старше. по окончанию съемок алиса и близнецы, которым, к слову, на тот момент еще не было не то что двадцати одного -- восемнадцати, самым наглым образом, нарушая все существующие законы, распили около литра виски, после чего разъехались по своим делам. с трудом идентифицировав знакомые лица, алиса села за столик и безапелляционно произнесла:

-- я люблю лешу и пашу!

в течение примерно минут двадцати весь столик слушал очень важную информацию о том, что алиса любит лешу и пашу, иногда в это вставлялись реплики: "выпить!" и "сигарету!". где то между сорок седьмым и сорок восьмым "я люблю лешу и пашу!" виталик не выдержал и запихал ей язык в рот -- поскольку целоваться и разговаривать одновременно было крайне сложно, алисе пришлось замолчать.

с этого вечера в жизни алисы началась новая страница новых ошибок. сценаристы не скупились на неожиданные сюжетные повороты, нелепые совпадения, глупые истерики, доведенные до абсурдности ситуации, ночные звонки, утренние слезы в такси и прочью атрибутику drama queen, щедро политую алкоголем и усыпанную кокаином.

точку в истории, которая, по-хорошему, должна была закончится, еще даже и не начавшись, алиса пыталась поставить уже больше года. трогательные чувства к виталику, период, когда она могла часами наблюдать за тем, как подрагивают его веки во сне, и пересчитывать его веснушки, которых каждый раз получалось то сто двенадцать, то сто семнадцать, а то и вовсе сто двадцать две, давно закончился. казалось бы, отпустив, даже не отпустив, а ко всем чертям отправив, друг друга, они возвращались снова и снова, чтобы устраивать такие инфантильные и невзрослые истерики, целоваться до искусанных губ и разбивать стаканы с коктейлями об головы случайных любовников.

из "безработного неудачника в спорткостюме," как любила называть его в сердцах алиса, виталик превратился в линейного продюсера неплохого музыкального шоу, алиса похудела на пять килограмм, а высота ее каблуков увеличилась еще на пять сантиметров, каждый жил своей жизнью, но несколько раз в месяц, чаще всего в пятницу или субботу ближе к утру они пересекались в одной полуплоскости и с усердием и старанием, умилившим бы любую учительницу младших классов, начинали заново портить друг другу жизнь.

последний раз лицом к лицу столкнувшись на барной стойке, куда виталик пришел за семнадцатой порцией бехеровки, а алиса -- за тринадцатой порцией водки с шоколадным ликером, они сквозь зубы поздоровались, обменялись любезностями ("а че это мы сегодня не в спорткостюме, у нас праздник -- год без секса?" -- "истеричка, тебя еще не сдали наркологу? а давно бы пора, детка, давно!") и зачем-то начали целоваться. после двухчасового представления под рабочим названием "все, что вы не знали о публичном блядстве, но стеснялись спросить", ребят снял с бара и оттащил к диванчику, охранник клуба. еще полчаса алиса и виталик с переменным успехом пытались продолжать целоваться и выяснять, почему у них так и не получилось ничего хорошего.

"мы поднимаемся за руку по ступенькам ночного клуба, этот маршрут выучен наизусть и пройден уже около тысячи раз, поэтому, несмотря на пять утра на часах и повышенную концентрацию алкоголя в крови, действия выполняются с легкостью. как вдруг ты резко приседаешь на ступеньку и притягиваешь меня к себе. ты гладишь меня по голове, зарываешься мне в волосы и в очередной раз повторяешь, что ни с одной девочкой не испытывал такого шквала эмоций. я в это не то, чтобы уже не верю, я даже не особо хочу в это верить, но не могу себе отказать в этом маленьком удовольствии — устроить очередную душевную драму под утро, поэтому закрываю глаза и нахожу твои губы. мы целуемся, твои руки лезут мне про футболку, как вдруг ты отталкиваешь меня со словами: "беги, беги от меня, и не оборачивайся, ты ведь достойна лучшего, девочка моя". я больно ударяюсь спиной об ступеньку и начинаю плакать, ты сгребаешь меня в охапку и целуешь мои слезы. но вот уже буквально через пять минут — и каждый садится в свое такси.

в такси я думаю о том, что у эмоций к тебе закончился срок годности, и чувствовать что-то я могу, наверное, лишь в промежутке между 3 и 7 часами утра. иногда даже обидно. а ведь когда-то я мечтала подарить тебе небо. куда же все делось, как же так?" -- написала потом алиса в социальных сетях.

и вот сейчас виталик настойчиво названивал алисе. голос разума взывал не брать трубку и вообще отбросить айфон в кучу василисиных платьев, словно это -- леопардовая блузка или гипюровые колготки, но почти бутылка вина внутри алисы нажала клавишу "принять".

сюда | поставить диагноз | Share

hand in hand forever that's when we all win

Apr. 3rd, 2013 | 02:39 am

алиса любит пидарасов,
алиса любит эмачей,
алиса любит виски с колой,
а пора бы богачей! --

собственнопридуманный стих с выражением продекламировала одна из ее лучших подруг василиса, расхаживая по квартире с бокалом белого вина наперевес, которым девочки завтракали. ну, если, конечно, прием еды (алкоголя) примерно в 16.30-17.00 по общечеловеческому времени можно назвать завтраком. василиса с алисой, как это свойственно подругам, очень во многом похожи. василиса правда была взрослее, умнее и адекватнее. впрочем, судя по тому, что в свое время она больше года страдала от влюбленности марка, в порыве душевных драм выкинула айфон у себя в подъезде, а потом так и не нашла, и пьяная на съемках своего телешоу целовалась с митей фоминым из группы hi-fi -- не намного.

василиса работала телеведущей развлекательного шоу, а также вела вечеринки в нескольких столичных клубах. однажды в венгерском караоке, выпив бутылку текилы, василиса взяла в руки микрофон и, решив, что находится на работе, вместо того, чтобы спеть, попыталась провести вечеринку и там. но венгры ни черта не поняли на русском, поэтому затея провалилась.

дома у василисы жил шпиц по имени ханяня, несколько бутылок алкоголя (которые постоянно менялись), несколько технических единиц от apple, иногда -- какие-то люди, приведенные из эндибара, очень много обуви, сумок, платьев, колец, сережек и прочих вещей, без которых мир не мил ни одной уважающей себя леди. именно за последним и пришла сейчас алиса -- чтобы для поездки в одессу попросить у василисы браслет с черепами от alexander mcqueen.

с ситуацией, как и все, даже самые близкие алисе, люди, василиса была ознакомлена в самых общих чертах. то есть, она знала о том, что алиса связалась с весьма популярным, рок-музыкантом, вчера попала с ним в милицию и собралась на концерт его группы с претензенционным названием under wonder в другой город.

о том, что этот мальчик умел превращать железо, бетон и песок в живые субстанции, о том, что его волосы неуловимо пахли смесью из уюта, ванилина и летнего пьяного рассвета, о том, что алиса наконец-то почувствовала свои руки и где-то внутри стала абсолютно уверена, что совсем скоро по чуть-чуть заново научится дышать, о том, что мальчик сочетал в себе в идеальных пропорциях то, чего так вымогала сидящая внутри drama queen, с тем, что действительно требовалось алисе, хотелось молчать. максимум -- кричать в открытое окно на рассвете.

-- он не эмач! у него волосы пшеничного цвета! и он их не красит! и ногти не красит! и сумка у него не nightmare before christmas, а какая-то винтажная, из 70-х, он ее из лондона притарабанил, -- возмутилась алиса. -- и вообще все уважающие себя эмачи еще в конце 2007-го самоубились либо же сквозь путь инди-рокеров или брит-поперов эммигрировали в мир хиппстеров. а самые скучные состригли челки и стали офисными работниками. так что, найди я сейчас трушного канонического эмача с туннелями в ушах и носками в черно-розовую клетку под скейтерами такой же раскраски, я могла бы смело выставлять его в музее! и да, владу даже больше не то что шестнадцати -- двадцати!

-- я в твоем монологе не поняла где-то трети слов, напоминаю, что семь лет назад, когда ты тусовалась со своими разукрашенными музыкантами, у меня ногти были длиннее, чем у тебя тогда волосы. познакомившись на тот момент, мы стали бы просто таки классовыми врагами и вряд ли бы даже согласились поужинать за одним столом. но, что такое эмо, я знаю. и даже группу твоего влада наглядно знаю, вела ведь когда-то концерт, где они выступали. но ты ведь понимаешь, что я сейчас совсем не об этом, а о том, что ты его видела три раза в жизни, а уже едешь с ним в другой город. думаешь, из этой истории может получиться что-то хорошее?

на самом деле, у алисы в загашнике были тысячи историй, из которых не получалось ничего хорошего. однажды, влюбившись в вокалиста сомнительной рок-группы, она пошла с ним на концерт еще более сомнительной рок-группы, где пьяные вусмерть длинноволосые посетители устроили адский слэм. в итоге, в какой-то момент алиса, которая в честь такого события вырядилась в светлоголубые балетки и светлоголубое платье с изображением большой черно-белой аудиокассеты, оказалась валяющейся под стенкой. на ней радостно лежали несколько панков и какой-то чувак с длинными дрэдами. веселые товарищи не выпускали из рук банки с пивом, изрядная часть которого в итоге оказалась на платье алисы. домой она попала мокрая, грязная, дурно пахнущая и злая.

когда-то она, переборщив с мартини, начала целоваться с мальчиком, которому нужно было на сцену ровно через одну минуту. прямо под сценой. не заметив, что все софиты направлены на них. как результат, клуб алиса покидала через черный вход -- возле главного тусовалось несколько десятков школьниц с отнюдь не гуманными намерениями и откровенно выраженными желаниями подпортить алисе лицо и прическу.

еще она как-то весьма сильно расцарапала спину одному женатому рок-музыканту, и тому пришлось наврать жене, что он срочно уезжает в командировку, и четыре дня жить у друга. потому что причину не снимать дома рубашку и в течении четверых суток тусоваться только в одежде придумать было еще сложнее.

в общем, из историй алисы впору было составлять большую советскую энциклопедию на тему "почему не надо связываться с мальчиками, которые поют, даже, если очень хочется". алиса это знала. алиса это понимала. алиса сама могла за полчаса набросать не только тезисное содержание этой самой большой советской энциклопедии на тему "почему не надо связываться с мальчиками, которые поют, даже, если очень хочется", но и оглавление к вышеупомянутой книге.

-- если бы я в своей жизни отказывалась от историй, из которых вряд ли может получится что-то хорошее, боюсь, кроме сна, еды, воскресных прогулок к озеру возле дома и фруктового чая, в ней ничего бы и не было. в конце концов, там мо-о-о-о-о-о-ре. и примерно полтора десятка друзей, к которым можно сбежать, в случае, если мне не понравиться тусоваться с мальчиком и его музыкантами. и два гей-клуба, один из которых с караоке! -- последний аргумент алисы был просто решающим.

-- гей-клуб с караоке -- это да, это все меняет. бери, конечно, браслет, но пообещай мне, что не сдашь его в ломбард даже, если вы пропьете там все, включая обратные билеты и музыкальные инструменты.

девочки принялись, было дело, за вторую бутылку вина, как вдруг у алисы зазвонил телефон.

сюда | поставить диагноз | Share

да, я знаю, что я -- дура, вчера палку перегнула

Apr. 2nd, 2013 | 01:46 am

у ланы с алисой была невероятно бурная молодость. их знали и боялись все таксисты, все сотрудники караоке-баров, все патрульные полицейские и все гопники одного из центральных районов столицы.

-- когда будешь писать мемуары, назови меня там брунгильдой или юноной, я ведь должна потом как-то доказывать детям, что это не я, -- не раз повторяла лана алисе.

банальная, избитая и клишейная фраза "есть, что вспомнить -- нечего детям рассказать" этим девочкам подходила донельзя идеально. в свое время они были участницами двух сомнительных музыкальных групп. первая -- "бабы бьют бокалы" имела авторский хит "ты здохнешь!", посвященный бывшим парням. более того, девушки даже сняли на него клип, потратив на это два часа времени и три бутылки дешевого вина. вторая с невероятно оригинальным названием "алиса&лана" была по сути cover band'om. девушки перепели хит таисии повалий, несколько песен григория лепса и один из первых треков одного молодого и очень популярного участника одного из сезонов местной "фабрики звезд". судя по тому, что мальчик все так же мило здоровался с ними на светских вечеринках, о последнем факте он был не в курсе. что, к слову, в нашем обществе, где информация вирусно распространяется со скоростью света, очень странно. ведь алиса с ланой сняли около десяти лайв версий своего исполнения этого хита, одну, между прочим, на фоне эйфелевой башни!

распространяли свое творчество девушки достаточно оригинальным способом. они не пытались записывать студийные версии, а потом отдавать их в ротацию на радио. когда они хотели, чтобы их услышали, они брали в руки телефон, звонили и пели. в первую очередь свою порцию музыкального творчества получали их бывшие возлюбленные. потом уже в ход шли все адресаты, имеющиеся в наличии в адресной книге. важной ремаркой будет и тот факт, что раздавались телефонные звонки обычно не ранее трех-четырех утра.

а еще алиса и лана однажды пытались украсть арбузик при помощи пилочки для ногтей. в тот момент, когда девушки старательно выпиливали кусочки арбузов сквозь решетку и ели их, к ним незаметно подкралась патрульная машина. люди в форме грозно поинтересовались, что тут происходит. в обмен на это получили море важнейшей информации
а) мы просто очень их хотели, мы бы купили, но продавца нет (в три часа ночи, действительно странно);
б) мы красивые, правда? смотрите, это моя новая сумка!
в) он нас не любит! вот как так можно?! (у каждой из девушек на тот момент имелась своя персональная душевная драма с отдельным молодым человеком, своим персональным мудаком, но они решили упустить неважные подробности и значительно упростили подачу информации)
г) а давайте мы угостим вам пивом! нам не жалко, а вы хорошие!
д) покатайте нас на машинке! а можно мы порулим?

на последнем предложении сомнительного уровня привлекательности люди в форме решили сбежать, чем немедленно и занялись, отмазавшись фразой: "так, девочки, нам пора, преступность не ждет!"

время шло, и все персонажи этих странных историй старались взрослеть и браться за голову. но, судя по тому, что две девочки давненько за двадцать в семь утра, будучи крайне далеки от состояния трезвости, стояли здесь -- одна в трусах и мужском свитере, а вторая с недопитой бутылкой вина -- получалось у них это очень сомнительно.

-- проходи, конечно, -- алиса поставила вино на стол и потянулась за бокалами. -- я тебя буквально час назад вспоминала, когда попала в отделение полиции. так что там с риком и алексом?

алису, лану и еще добрых два десятка подружечек алисы объединяла одна черта -- они постоянно выбирали себе самые неподходящие кандидатуры, влюблялись и вдохновенно драматизировали, превращая свою жизнь в подобие сериала, зачастую даже не американского, а и вовсе индийского или вэнэсуэльского. благодаря многолетнему опыту на ниве этого бесполезного и иррационального занятия, у каждой из девочек выработался свой почерк.

алиса влюблялась в малолеток, геев, рок-музыкантов, малолетних геев, малолетних музыкантов, музыкантов геев, малолетних музыкантов геев. лана предпочитала двухметровых бородатых мальчиков, у каждого из которых обычно в загашнике уже имелась еще одна девушка. а самым милейшим во всей этой системе оказывалось то, что все эти двухметровые бородатые мальчики странным образом были связаны друг с другом, периодически в социальных сетях обнаруживались их совместные фотографии, что вызывало у девочек приступы истерического хохота.

-- короче, встретились мы тут с девочками выпить по пивку на полчасика, -- словесная конструкция "по пивку на полчасика", произнесенная ланой в большинстве случаев имела сакральное значение. обычно после этого девочки обнаруживали себя в самых неожиданных местах. танцующими, целующимися, не особо трезвыми. -- потом зачем-то пошли на вечеринку. тоже на полчасика. ну, а в четыре утра туда пришел алекс. со своими друзьями! и без этой своей синеволосой. че он ее никогда с собой на вечеринки не берет?

-- я думаю, ее просто не пропускает фейс-контроль, -- язвительно предположила алиса. -- а вообще мне кажется, что сочетание "мне больше двадцати" и "у меня синие волосы" в одном человеке -- уже достаточно веский повод для смертной казни. слушай, а как алекс тебя не убил? после тех сорока пропущенных в прошлую пятницу, о которых ты мне рассказывала. и доброго десятка смс-сообщений: "я сейчас приеду!".

-- так, думаешь, почему я ушла с вечеринки? я поняла, что если алекс меня заметит -- мне конец. вот и свалила. написала рику "давай увидимся", потом "я сейчас приеду", тот не ответил. мудак!

-- мудак! странный какой-то! как можно не ответить тебе в пять утра? ладно, давай налегать на винишко!

сюда | поставить диагноз {1 уже} | Share

give me something, give me silence

Apr. 1st, 2013 | 11:44 pm

запись восьмая
рассветный город встретил той самой прохладой, которая пахнет волшебством, бабочками, проблемными мальчиками, провальными мальчиками, запрещенными мальчиками, самыми сладкими ошибками и прочими атрибутами каждой уважающей себя drama queen. продрогшая алиса зябко передернула плечами. не произнеся ни слова, влад снял с себя свитер и укутал ее, словно в плед.

-- с такими темпами я скоро могу открывать дома магазин из твоей одежды, -- усмехнулась та. -- а в случае, когда вдруг истрачу последние деньги на шоппинг или инвестирую их в недвижимость собственного тела в очередном баре, всегда можно будет продать свитера твоим поклонницам.

-- крошка, я не джаред лето, не брайан молко и даже не мэтью беллами, денег, вырученных за мою одежду, тебе, судя по тому, с какими размахом ты пьянствуешь, хватит на два дня. ну, может, на три, -- парировал влад. -- кстати, я спас тебя от милиции, и теперь ты -- моя должница.

-- готовить не умею, денег нет, полы мыть не буду, если поведу выгуливать твою собаку -- обязательно потеряю, -- отрапортировала девушка.

-- я сам хорошо готовлю, денег у меня не особо много, но я явно не намерен выклянчивать их у девушек, полы моет приходящая домработница, собаки нет, можем, конечно, выгулять соседскую, но, боюсь, нам ее не доверят. поедешь со мной и с моей группой на концерт. через неделю. в одессу. и никаких "нет". контраргументы не принимаются. уверен, девушка, которая может позволить возвращаться из отделения милиции в шесть утра, существует в достаточно гибком графике и сможет выкроить для меня двое суток свободного времени.

-- о господи, я ровно в полтора раз старше того возраста, когда пора не то, что начинать -- заканчивать ездить в тур с рок-группами! твои фанатки примут меня за престарелую группиз и сожгут на костре из школьных дневников! еще два года назад поклонницы одного поющего мальчика истекали ядом под нашей совместной фотографией, закликая "старую и толстую женщину" убрать руки от их кумира, так что уж говорить о сейчас? по их меркам я, наверное, бабушка!

-- да ладно, тридцать семь -- не так уж и много. ты старше меня всего на тринадцать лет! кстати, группиз в большинстве своем блондинки, если верить рейтингу журнала rollingstone, так что тебе придется перекраситься.

-- ничего страшного, у меня живет в одессе приятель-парикмахер, у него постоянно руки чешутся сделать мне на голове какой-то трэш. однажды он остриг мои волосы до экстремального каре, выбрил затылок и покрасил в шесть цветов, среди которых больше всего радовала ярко-малиновая прядь в челке. думаю, довести мою прическу до цвета дверцы холодильника для него -- дело нескольких часов.

-- вот видишь, так может, в этот раз он покрасит тебя в зеленый? скажем, что ты наша новая вокалистка, которая помешана на защите природы и подобной фигне. значит так, поскольку мои пацаны из группы -- те еще пьяницы, за руль садиться не хочет никто. едем на поезде. я завтра возьму нам билеты. надеюсь, мадам устроит купе? или мы катаемся только на св?

-- да ладно, зачем это богачество? бери плацкартный или, нет, общий вагон! хочу ехать стоя!

-- ага, особенно, если бы ты хоть раз в жизни прокатилась в общем вагоне, ты бы знала, что их уже не существует много лет, тоже мне королева панк-рока на каблуках.

алиса улыбнулась и толкнула влада в плечо. ей казалось, что нет ничего на свете уютнее и комфортнее этих бесед ни о чем и обо всем на свете одновременно. в абсолютно идеальных, правильных, четких, столь необходимых алисе пропорциях здесь чередовались и сочетались ирония и забота, тепло и холод, трэш и трогательность. это было то давно забытое чувство, когда в холодный дождливый день ты лениво валяешься под теплым одеялом, смотришь в окно, включаешь кино и просто растворяешься от осознания того, как же тебе уютно и хорошо.

возле подъезда влад привычным жестом прижал к себе алису, зарылся ей в волосы и растрепал уже и так испорченную прическу.

-- спокойной ночи, принцесса, завтра позвоню. хотя, какой ночи? кажется, кто-то из твоих соседей уже собирается на работу!

дома алиса упала на кровать прямо в свитере влада. снимать его категорически не хотелось, наоборот хотелось спрятаться вовнутрь полностью, с руками, ногами, пальцами, ресницами, волосами, чувствовать прикосновение жесткой шерсти каждой клеточкой и едва уловимый запах, кажется, чего-то из последних comme des garcons -- алиса была совершенно не сильна в мужской парфюмерии. как вдруг ни с того, ни с сего раздался звонок в дверь. от неожиданности алиса пошла открывать в том виде, в котором собиралась ложиться спать -- нижнем белье и свитере нараспашку. но за дверью стояла не милиция, не свидетели иеговы, не сантехники и не продавцы супермясорубок, а вусмерть пьяная подруга алисы лана.

-- рик -- мудак! алекс -- мудак! у меня сел телефон, я где-то потеряла ключи от квартиры! как хорошо, что ты дома! как хорошо, что я тебя нашла! и я не с пустыми руками! -- произнесла та, размахивая недопитой бутылкой красного вина.

сюда | поставить диагноз | Share